НАСЛЕДИЕ

18.04.2018

Патриарт XIX века

искусство

Всесторонние исследования культуры предков, великие открытия, признанные мировые шедевры искусства, вдохновленные русскими традициями - все это плоды удивительного времени в истории России, второй половины XIX-го начала XX-го веков. Тогда проявился небывалый интерес к национальной культуре, который охватил все жанры искусства

и большую часть просвещенного общества страны.

 

ПРЕДПОСЫЛКИ

Совокупность множества факторов, а не одно какое-либо событие, стала основой для формирования этой научной и творческой деятельности конца XIX-го века. В результате победы над Наполеоном произошел сильный патриотический подъем во всех слоях населения Российской империи.

Это способствовало серьезному “развороту” великих умов к национальной культуре и истории. Карамзин пишет “Историю государства Российского” (1818-1829). В результате чего появляется не только серьезный исторический труд, но автор это преподносит таким образом и языком, что родной историей стали зачитываться барышни, откладывая французские романы.

А.С. Пушкин возносит литературу на высочайший уровень, практически совершая “перезапуск” русского языка. Страна, в которой элита говорит

на иностранном языке, а  весь остальной народ говорит на русском, оказывается в “золотом веке” русской литературы, благодаря Александру Сергеевичу и другим его современникам.

Общемировое стремление к национальным культурным корням, возросшее

на рубеже XVIII-XIX веков,  также оказало влияние на формирование подобного общественного интереса в Российской империи. В середине века формируется движение славянофилов - религиозно-философского течения, ориентированного на выявление и прославление самобытности России.

Не вдаваясь в подробности их противостояния с западниками, стоит упомянуть, что славянофилы способствовали значимым научным исследованиям русской культуры.

 

ИССЛЕДОВАНИЯ И ВЕЛИКИЕ ОТКРЫТИЯ

Какие невероятные открытия тогда происходили! Сформировавшийся общественный интерес к своей стране сподвиг множество деятелей науки углубиться в ее познание. Так этнограф П.Рыбников открыл для всего просвещенного мира живой русский эпос. Сложно представить - в России уже дороги железные строят, а не так далеко в деревнях былины сказывают.

Это ведь не просто сохраненные сюжеты, это сквозь века пронесенные тексты, манера их исполнения. Сказители старин (так именовали тогда былины) не привносили никаких слов от себя. Задача была сохранить все полностью, даже если смысл не понятен или нравы чужды. Наибольшее число сказителей осталось среди старообрядцев. Трепет перед национальным эпосом не позволял им “заменять” места неясные или противные вере - языческие. Открытие Рыбникова и, последовавшего его примеру, А.Гильфердинга дало нам богатейшее наследие. Это не только несколько сотен былин и множество других бесценных произведений русского фольклора, но и саму живую традицию, корнями уходящую

в глубину веков.

О былинах знали и ранее, но считали, что русский эпос давно утрачен. А тут вблизи столицы в Олонецкой губернии нашлось около сотни сказителей, которые охотно исполнили для исследователей все известные им старины. Это были не только люди пожилые, но и совсем молодые. Т.е.  в преддверии революции в России была молодежь, способная, обычным делом, по памяти пропеть эпические произведения сродни "Илиаде".

Исследования и научные работы по национальной культуре встречались

во всех сферах - здесь и изучение русского орнамента по древним рукописям, скрупулёзный поиск и фиксирование всех древностей империи, археологические раскопки, архитектурные экспедиции и прочее. Бесценным кладом является деятельность фотографа Прокудина-Горского, который запечатлел Российскую империю в цвете. Это и потрясающие по своей визуальной гармонии города, ухоженные крестьянские ландшафты, памятники архитектуры, национальные костюмы, бытовые предметы и многое другое.

Удивительным открытием явилась древняя русская икона. Путем снятия наслоений копоти лики старых икон заиграли яркими красками. Это стало сенсацией! Ранее древние иконы представлялись мрачными и черными в совершенно тусклых тонах. Сделанное открытие потрясло исследователей и общественность. Сразу же коллекционерами и учеными начались поиски древних икон с последующей реставрационной “очисткой” их верхнего слоя. Проводились выставки древних икон.

 

СТАРООБРЯДЧЕСТВО

Также важнейшим событием стала практически полная легализация старообрядчества в 1905-м году. Прежде именовавшиеся раскольниками люди получили возможность строить храмы и проводить в них службы. Старая вера хоть и не каралась так жестоко, как ранее, но все же была под запретом. Еще только годом ранее, построенный в 1904-м году знаменитый особняк предпринимателя и старообрядца Рябушинского имеет тайную часовню, максимально замаскированную с улицы и в пространстве дома.

Старообрядцы сразу стали активно возводить церкви - с 1905-года до революции было построено более тысячи церквей. Такому строительному буму способствовало то, что среди старообрядцев было много обеспеченных людей. Храмы, как и светские постройки, в то время возводились в уже достаточно сформировавшемся неорусском стиле. Старообрядческие не стали исключением.

Это событие важно не только тем объёмом качественной архитектуры и декоративно-прикладных изделий, появившихся благодаря нему, но и импульсом к общественному согласию. Раздроблённое общество нуждалось в скреплении и воссоединении, поэтому такое значимое действие

к преодолению векового раскола было одобрено властью.

 

ПОДДЕРЖКА ВЛАСТИ И ЭЛИТЫ

В то время, также как и сейчас, важнейшую роль в облике большинства построек играло чувство прекрасного у того, кто оплачивает проектные и строительные работы. Касалось это не только планировочных решений, но и облика в целом. Это, конечно, не единственное обстоятельство появления того или иного стиля, но существенная его поддержка.

Неорусский стиль в архитектуре сформировался во время правления Александра III и продолжил свое развитие при Николае II вплоть до революции. В нем было воплощено множество построек по всей стране, включая важные государственные и общественные - Храм Спаса на крови (Санкт-Петербург), застройка Красной площади в Москве (исторический музей, ГУМ, здание думы) и др.

Последний значительный бал в Российской империи состоялся в 1903-м году в Зимнем дворце и был приурочен к 290-летию дома Романовых. Он был костюмированный. Вся знать государства предстала в допетровских одеяниях эпохи царя Алексея Михайловича - начала правления Романовых.

Были разучены исторические танцы. Многие наряды и детали костюмов были выписаны из Оружейной палаты в Москве. Это было роскошное событие. Бароны и баронессы, князья и княгини - все предстали в образах воевод, стрельцов, боярышень и крестьянок.  Сам император с императрицей были одеты в одежды царя Алексея Михайловича и царицы Марии Ильиничны. Последний русский монарх в одеяниях времен начала правления своего рода. Крайне символично выглядит теперь это событие.

Тематика этого бала отражала общее стремление русского общества

к национальным корням, исследованию и прославлению культуры предков. Важную роль в этом сыграли меценаты.

 

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ОХВАТ

Подмосковное Абрамцево промышленника С. Мамонтова и Талашкино

под Смоленском княгини М. Тенишевой - знаменитые творческие резиденции рубежа веков. Будучи людьми, глубоко увлеченными искусством и национальной культурой, они создали в своих загородных имениях среду благоприятную для работы по осмыслению культурного наследия. Эти усадьбы стали средоточием творческого поиска национального стиля. Разные по характеру внутренней жизни - спокойное Талашкино, располагающее к индивидуальной работе, и Абрамцево, объединившее множество талантов для совместной деятельности - помогли появиться многим удивительным произведениям русского стиля.

В Абрамцево гостили и трудились такие известные художники как В. Серов,

Е. Поленова, В. Васнецов, М. Якунчикова, А. Головин, В. Поленов, И. Левитан.

В Талашкино приезжали работать А. Зиновьев, С. Малютин, В. Бекетов,

Н. Рерих, А. Бенуа, композитор И. Стравинский, скульптор П. Трубецкой. В обе резиденции приезжали М. Врубель, К. Коровин, И. Репин, М. Нестеров. Перечисление этих фамилий дает понять уровень мастерства, творивших там людей. Они действительно там создавали произведения искусства, напитывались и вдохновлялись национальной культурой. В Абрамцево В. Васнецов пишет знаменитые “Алёнушка” и “Богатыри” проектирует храм для этой усадьбы, М. Врубель осваивает и углубляется в технику майолики. Он же в Талашкино расписывает балалайки. Н. Рерих делает эскизы будущего храма в имении М. Тенишевой и декораций к балету “Весна священная” в Париже.

С. Малютин возглавляет там столярную мастерскую, проектирует терем для усадьбы разрабатывает множество предметов декора, которые потом наполняют Талашкино.

Важно, что в этих резиденциях создание произведений русского стиля не было основано на поиске в “чистом поле”. М. Тенишева писала: "За границей всё воспето, изучено, иллюстрировано,издано, нам же русским поучиться негде и не на чем. До сих пор у нас в России, у которой нет ни художественных изданий, где целые периоды русского искусства не нашли своих историков,

а произведения выдающихся представителей русского мастерства ещё не изданы - до сих пор находятся люди, издающие за громадные деньги давно прославленные иностранные шедевры”. Поэтому в первую очередь трудами С. Мамонтова и М. Тенишевой были собраны музеи традиционного искусства, организованы мастерские гончарные, столярные,ткацкие и др. Произведения Абрамцевского и Талашкинского кружка были творческими плодами глубокого исследования национальной культуры. Так как только через глубокое погружение в основы культуры и ремесла, можно создать что-то ей не чуждое и при этом самодостаточное. Абрамцево и Талашкино сыграли большую роль в формировании русского стиля и его популяризации.

При этом подобный интерес к наследию присутствовал практически во всех видах искусства: в живописи, музыке, хореографии, скульптуре, дизайне и архитектуре.

Как уже было упомянуто, с конца XIX в. в архитектуре прочно установился наряду с модерном, неорусский стиль, воспевающий древнерусское зодчество. В начале для него было характерно просто компилирование новых построек из множества старых образцов. Затем уже появились зрелые стилизации и современное применение традиционных принципов формообразования и декора зданий. Этому также предшествовали и способствовали экспедиции и исследования архитектуры древних каменных и деревянный построек.

Великие композиторы создавали произведения, прославляющие родную культуру. “Князь Игорь” А. Бородина, “Снегурочка”, ”Сказка о царе Салтане”, “Садко” Н. Римского-Корсакова, “Борис Годунов” М. Мусоргского, “Жар-птица” И. Стравинского, “Русалка” А. Даргомыжского - это малая часть подобных сочинений. Учитывая, что к этим произведениям декорации, костюмы и афиши создавали не менее великие художники В. Васнецов, Л. Бакст,

И. Билибин,Н. Рерих, Б. Кустодиев и другие, можно представить какими масштабными получались выступления. Не удивительно, что это произвело невероятное впечатление на европейских зрителей “Русских сезонов”

С. Дягилева.

МИРОВОЙ УСПЕХ

На рубеже веков в 1900-м году в Париже проходила Всемирная художественно-промышленная выставка”. России на ней была предоставлена самая большая площадь - 24 000 м². Успех представленных экспонатов был также невероятным - 1589 наград. Кустарно-прикладной комплекс, построенный по эскизу К.Коровина, знакомил посетителей с художественными достижениями русского стиля. Золотой наградой было отмечено керамическое панно М. Врубеля и керамиста П. Ваулина «Встреча Вольги Святославовича с Микулой Селяниновичем» и серия майоликовых скульптур по мотивам опер «Садко» и «Снегурочка». Серебряной наградой -  керамика А. Головина, авторов из Строгановского училища. Бронзу получила матрёшка, выполненная токарем В. Звёздочкиным и расписанная

С. Малютиным - эта игрушка была впервые представлена публике. Примечательно, что такой прочно отождествляемый с русской культурой образ появился в это время.

Изделия из Абрамцево и Талашкино также были отмечены медалями. Оформление всего кустарного отдела, для которого А. Головин и К. Коровин написали 28 настенных панно, тоже получило награды.

Также международную публику поразили национальные русские музыкальные инструменты, восстановленные и демонстрируемые в деле Великорусским оркестром под руководством В. Андреева. Этот коллектив вырос из “Кружка любителей балалайки”, созданного в 1888 году

В. Андреевым, и существует до сих пор.

Важно, что успех  на этой выставке был не только в искусстве и художественно-прикладных изделиях, но и в промышленности. Европейская публика была поражена темпам развития заводов Российской империи, качеству изделий. Лысьвенское кровельное железо получило “Гран-при” и до сих пор покрывает соборы Парижской Богоматери и Британского парламента. Чугунный павильон Каслинского завода тоже получил получил высшую награду. Медалями было отмечено мастерство русских инженеров. «За архитектурное совершенство и великолепное техническое исполнение» золотую медаль получил Л. Проскуряков, спроектировавший железнодорожный мост через Енисей в Красноярске.

 

ИТОГИ

Успех и масштаб развития Российской империи поразил тогда международное сообщество и поражает нас до сих пор. Ведь такое всестороннее развитие и прорыв в искусстве, экономике, науке, промышленности, как ни странно, не стали препятствием кровавой смуты 1917-го года. Не вдаваясь подробно в исторические аспекты, очевидно, что что-то тут было не так…Что “не так” было раскрыто, на мой взгляд, сонмом наших писателей. Начиная с Ф. Достоевского, описавшего губительную безнравственность и духовную пустоту общества, теряющего веру, и завершая М. Волошиным, констатирующим в 1917-м “над зыбким мороком болот бесовский правит хоровод”. При всем великолепии культуры той эпохи страна в целом потеряла нравственные ориентиры. На опустевшем месте в душе давно поселилось всё, что ни попадя. Безнравственные поступки становились нормой сначала в элите, оправдывающей мистицизм, сектантство, блуд и убийства, а потом и для всего народа.

Что дает нам история этого времени? Во-первых: пример того, куда может завести массовое пренебрежение внутренней духовной работой, оценкой своих действий с точки зрения высших идеалов, попустительство безнравственной жизни. Во-вторых: каких высот может достичь искусство по-настоящему вдохновленное традициями и культурой предков.

Был ли тогда этот патриотический подъём поверхностным? Безусловно, нет. Однако его было недостаточно - не хватало подъёма духовного. Даже в случае с “открытием” древне-русских икон. Читая описания современников, видишь, в первую очередь, восхищение красотой, колоритом, композицией и мазками кисти, а не их духовным значением.

Можно сколько угодно сокрушаться и рассуждать о том, что было бы если...

В любом случае, это было промыслительно для той эпохи и для нашей.

Удивительный прорыв того времени был, на мой взгляд, попыткой самосохранения и мирного преобразования страны. Россия пыталась себя сберечь и в то же время успеть узнать и запечатлеть. Русская культура будто собирала себя в новый символ матрешку, предчувствуя грядущие перемены, чтобы сохранить для нас этот тайник на будущее, если не для перезагрузки, то уж точно для совершенствования.

 

Гончарова Василиса

О ПРОЕКТЕ БЛОГ НАСЛЕДИЕ КОНТАКТЫ